элеватор сталинграда

магнитола на т5 транспортер

Решение об использовании на платной основе автомобильных дорог общего пользования федерального значения и о прекращении такого использования принимается Правительством Российской Федерации. Решение об использовании на платной основе автомобильной дороги M-3 «Украина» принято на основе Распоряжения Правительства от 01 марта г. Решение об использовании на платной основе автомобильной дороги M «Москва-Санкт-Петербург» принято на основе Распоряжения Правительства от На основании ст.

Элеватор сталинграда установка конвейера

Элеватор сталинграда

Эскиз отправили на доработку, а его автор, художник й роты пропаганды 6-й Армии Эрнст Айгейнер, словно подтверждая свою идею проекта, вскоре погиб под Калачом. Бои в это время шли уже на подступах к городу, с юго-запада подходили части 4-й Армии генерал-полковника Гота: я и я танковые, я моторизированная дивизии. К 3 сентября противник вышел на рубеж Опытная станция — Поляковка — Воропоново, на котором первыми приняли бой советские танкисты из й ТБр командир бригады полковник А.

Следующие два дня шли ожесточенные бои за высоты ,5 и ,5, населенные пункты Верхняя Ельшанка и Песчанка. Этот участок с трудом удерживали я мотострелковая бригада полковника П. Ильина 90 бойцов окопались в районе «треугольной рощи» , курсанты военно-политического училища, я стрелковая дивизия полковника М. Песочина район Песчанки , й полк и один батальон го полка й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД.

По железной дороге на участке вокзал Сталинград-II — станция Садовая курсировал й отдельный бронепоезд войск НКВД, около станции заняли позиции несколько «тридцатьчетверок» й ТБр. Сил было явно недостаточно, и чтобы сдержать бронетанковый кулак 4-й Танковой Армии, с центрального участка на левый фланг срочно перебросили ю Гв.

Дивизия и бригада были далеко не полного состава, но, несмотря на это, получили задачу отбить Воропоново и Алексеевку. Атакующую пехоту поддерживали гвардейские минометы и танки й ТБр. Наступление закончилось неудачей, немцы успели хорошо закрепиться на линии железной дороги у Воропоново, а в воздухе люфтваффе имело подавляющее преимущество.

Афанасьева поставили ту же задачу — восстановить положение на рубеже Поляковка — Воропоново. К концу дня бойцам дивизии удалось отбить недавно занятую немцами высоту ,5, атакующим батальоном командовал лейтенант Иван Антонович Скорый.

В этот же день полки й дивизии НКВД сняли с фронта й Армии с задачей занять оборону во втором эшелоне, непосредственно в городских кварталах. Полки й Гв. Участок й СД срочно усилили последним резервом армии — м истребительно-противотанковым полком РГК 20 миллиметровых пушек на автомобильной тяге , остатками й стрелковой бригады майора С.

Лотоцкого и танками й ТБр полковника Н. Бубнова 22 танка КВ Наступление началось для немцев удачно: в части й ТД достигли района север «трапециевидной рощи» — юго-восточная часть Верхней Ельшанки — северо-восточный склон высоты ,5. Сопротивление советских войск сначала было на удивление слабым, но спустя пару часов накал боя стал нарастать. Танки й ТД к достигли гребня высоты ,9, однако немецкая пехота, в первые часы боя заняв передовые траншеи, дальше продвинуться не могла.

Бойцы й Гвардейской дивизии, засев в окопах и блиндажах на склонах, и не думали сдаваться. Повсюду вспыхивали рукопашные схватки, прорвавшиеся немецкие танки жгли бутылками КС, били из противотанковых ружей. В гвардейцы высоту отбили. Неподалеку от дороги около здания радиостанции был развернут командный пункт генерал-майора Василия Андреевича Глазкова, комдива й Гв.

К бой разгорелся на всем протяжении от долины Царицы до Песчанки. Артиллерия и гвардейские минометы й Армии накрывали скопления пехоты и танков противника, в ответ немецкие батареи гаубиц и шестиствольных минометов-«небельверферов» трех немецких дивизий перепахивали высоты, занятые красноармейцами. На наблюдательном пункте й ТД командир дивизии и офицеры штаба обсуждали ход сражения.

НП был расположен западнее Алексеевки на высоте ,7, откуда хорошо просматривалась местность вокруг. Вдоль железной дороги ползли коробочки немецких танков, высоты вдали были окутаны пылью от разрывов, справа горела Песчанка, восточную часть которой еще удерживали советские войска.

Невдалеке упали несколько мин, заставив понервничать штабных офицеров, а прилетевший следом снаряд разорвался прямо над столиком с картой, за которым проходило совещание. В результате артиллерийского налета был тяжело ранен командир дивизии генерал-майор Бруно фон Хауэншилд Bruno Ritter von Hauenschild , а также убиты командир одного из батальонов и несколько штабных офицеров.

За высоту ,9, где располагался командный пункт й Гв. СД, бой шел уже пять часов. В стык между полками дивизии по дороге южнее высоты прорвались танки и бронетранспортеры й ТД. Комдив Глазков был ранен, его рацию разбило взрывом, и связи со штабом армии не было, как не было и приказа на отход. Окруженный командный пункт защищали остатки разведроты и саперного батальона, немцы были уже в двухстах метрах от штабного блиндажа.

От разрыва немецкой мины генерала ранило во второй раз, и он потерял сознание. Раненого пытались вывезти на прорвавшейся к КП «эмке», но очередная мина разнесла автомобиль на куски, ее осколками Глазков был убит. Тело генерала на плащ-палатке вынесли восемь бойцов: четверо несли, четверо отстреливались от наседавших немцев.

Генерала Глазкова похоронили на следующий день за Волгой. Оставшиеся в строю пять красноармейцев и старшина Григорий Мухальченко, узнав, что их хотят направить в тыл на учебу, в этот же день вернулись обратно в Сталинград. Вечером в расположение й Гв.

СД пробрался раненый следователь трибунала дивизии военюрист 3-го ранга Хацкель Труппе с приказом штаба армии об отходе на новые позиции. Небольшими группами к южной окраине города, где занимали оборону бойцы го полка й дивизии НКВД, вышли около человек.

Командование сводной группой остатки й Гв. К концу дня немецкие части вышли на линию северо-запад «квадратной рощи» — кожевенный завод — северная часть «трапециевидной рощи», были захвачены станция Садовая, высоты ,5 и ,9. Но и потери вермахта были очень тяжелыми — к примеру, в й ТД из было подбито 28 танков из 47, участвовавших в атаке, из них пять машин было потеряно безвозвратно.

Точный артиллерийский огонь советских противотанковых батарей со стороны кожевенного завода на несколько дней загрузил работой немецкие ремонтные бригады. Однако на левом фланге й танковой дивизии, севернее отрезка железной дороги Воропоново-Садовая, ситуация для немцев складывалась не так хорошо.

Сосед слева, я пехотная дивизия 6-й Армии, не смогли продвинуться вперед на участке Опытная станция — долина реки Царица, где заняли жесткую оборону моряки из й бригады полковника М. Батракова и бойцы го полка НКВД. Южнее Царицы, на восточном краю «квадратной рощи», окопались бойцы й стрелковой дивизии и танки й ТБр. В этом районе находилась возвышенность, называемая местными жителями Дар-гора, на вершине которой высились трехэтажные развалины ведомственного здания НКВД.

Овраги разделяло шоссе, склоны высоты были изрыты траншеями и блиндажами, с запада этот укрепленный район защищал противотанковый ров. К вечеру немцам удалось выбить бойцов й МСБр из зданий кожевенной фабрики. Последние защитники погибли в рукопашной схватке, последовавшая со стороны «квадратной рощи» контратака пехоты й СД была немцами отбита. Южнее железной дороги к окраинам города пригород Минина, Ельшанка, Купоросное подтягивались основные силы й моторизированной и й танковой дивизий вермахта и й румынской дивизии.

В этот же день на совещании в Виннице Гитлер настойчиво дал понять командующему 6-й Армией генерал-полковнику Фридриху Паулюсу, что захватить Сталинград необходимо в кратчайшие сроки. Для этого ему придавались три дивизии 4-й ТА. Несмотря на сомнения Паулюса в быстром захвате города, перевес сил был явно на стороне немцев. В одной только й танковой дивизии вермахта численность боевого состава была больше, чем количество всех «едоков» дивизий й Армии, находившихся на южной окраине города: на 11 сентября в 35 Гв.

СД было человека, в й СД — , в й СБр — , в й МСБр — не более бойцов при этом количество «активных штыков» нигде не превышало половину. В й ТД немцев же на 11 сентября боевого состава было человек при общей численности дивизии с приданными частями человек. Численность бронетехники на ходу в немецких дивизиях, наступающих в южной части Сталинграда, составляли: я танковая дивизия — 23 танка, я моторизованная — 9 танков, я танковая — 25 танков. Первый штурм Сталинграда, назначенный на 13 сентября, начался для немцев многообещающе.

Уже на второй день штурма две дивизии, я и я, ворвались в центр города, передовые отряды вышли к Волге, к центральным переправам и штабу й Армии, разрезав фронт пополам. Для того, чтобы отбить переправы, командарму Чуйкову пришлось ослабить южный участок обороны, перебросив в центр города 11 тяжелых танков КВ й танковой бригады.

Наиболее боеспособные части в центре обороны й Армии, я стрелковая бригада и я стрелковая дивизия, в результате немецкого прорыва оказались полуокруженными с севера. Следующий удар последовал с южных окраин города, в наступление пошли три дивизии 4-й ТА Гота. Согласно плану наступления, 15 сентября ударная группа «Эдельсхайм» Edelsheim й танковой дивизии должна была прорвать линию обороны советских войск и вдоль железной дороги выйти к Максимовскому разъезду, а затем продвигаться на север к вокзалу Сталинград-II.

Основной задачей группы «Эдельсхайм» являлся захват вокзала, затем — продвижение на север и выход к железнодорожному мосту через Царицу. Результатом соединения ударной группы й ТД с частями й пехотной дивизии в районе моста становилось окружение советских войск на Дар-горе я СД и я МСБр и севернее Царицы у Опытной станции и балки Дубовой я стрелковая бригада.

В первой половине дня 15 сентября танки и пехота й ТД, прорвав оборону й СБр, достигли Максимовского разъезда. Советские бойцы, засев в окопах и траншеях по обеим сторонам железнодорожной ветки, ожесточенно оборонялись. Их позиции обстреливались из танковых орудий, в рядах немецкой пехоты действовали огнеметчики саперного батальона и самоходные орудия.

Сосед справа, я пехотная дивизия, поддерживала наступление огнем артиллерийских и минометных батарей, немецкая пехота и танки й ТД прочесывали частный сектор южнее железной дороги. Оборону сводной группы под командованием полковника Дубянского в пригороде Минина остатки й Гв.

После прорыва немцев к разъезду танки попытались отвести к зданию элеватора, но одна из машин была подбита на насыпи восточнее Максимовского разъезда. Со стороны Максимовского разъезда наступающие подразделения группы «Эдельсхайм» повернули на север, в сторону вокзала. Вдоль железной дороги по улицам Комитетской и Вокзальной ныне Буханцева продвигались гренадеры и стрелки, на флангах, объезжая воронки и сгоревшую технику, ползли немецкие танки.

Подавив несколько узлов сопротивления, в немцы захватили станцию Сталинград-II. Справа по ходу движения немецких колонн угрожающе высилось громадное здание элеватора, но, к удивлению противника, такая выгодная позиция не была занята советскими войсками. Получив приказ, танки и мотопехота перегруппировались и продолжили движение в сторону железнодорожного моста. Местность позволяла танкам двигаться только по одному — справа возвышалась железнодорожная насыпь, достигавшая 10 метров в высоту, слева к насыпи подходили овраги и выгоревшие кварталы частного сектора, изрытые воронками.

Улицы пересекали железную дорогу в местах так называемых проколов — проездов в насыпи. Некоторые из них были завалены хламом и непроходимы для бронетехники противника. К началу пятого выйдя к берегу Царицы группа «Эдельсхайм» повернула на запад, в сторону кладбища, где занимали позиции бойцы го полка й дивизии НКВД.

На южных склонах Дар-горы со стороны кожевенной фабрики позиции й стрелковой дивизии атаковали пехота и танки группы «Хеллерманн». Окруженные советские бойцы оказывали ожесточенное сопротивление, на высоте среди замаскированных дотов и бетонных колпаков вели огонь вкопанные танки й ТБр. Немцы продвигались с большим трудом, пришлось прибегнуть к помощи люфтваффе. Но когда бомбы стали падать на немецкую пехоту, подошедшую вплотную к советским траншеям, авиацию отозвали.

Бои на высоте прекратились с только с наступлением темноты. К исходу 15 сентября наметились очевидные успехи вермахта. Ударные группы й ТД вспороли оборону советских войск в Ворошиловском районе, подразделения й моторизированной и й пехотной дивизий вышли к Волге в районе Купоросной балки, отрезав ю Армию от й.

В сводках й Армии 15 сентября было отмечено следующими скупыми строчками:. На западной окраине приг. Минина наступает свыше пехотного полка. Авиация противника массированными налетами бомбит боевые порядки наших войск, долину р. Царица и набережную Волги. Минина, северная окраина Купоросного. Утром 16 сентября сражение возобновилось с новой силой. Моторизированной пехоте группы «Эдельсхайм» в удалось захватить железнодорожный мост, создав небольшой плацдарм на северном берегу Царицы.

Затем танки группы атаковали в юго-западном направлении, где в районе кладбища окопалась рота го полка НКВД. Бой шел весь день, к вечеру бойцов практически не осталось. У размежёванной границы кладбища на дне траншеи лежал контуженный красноармеец-бронебойщик Михаил Федорович Чембаров.

Были убиты командир взвода лейтенант Петр Круглов и сержант Александр Беляев, закончились патроны, сам Михаил уже давно распрощался с жизнью. Около догоравшего неподалеку немецкого танка, тяжело раненый, лежал его товарищ, второй номер расчета ПТР Николай Сарафанов. Затихла земля, дрожавшая от разрывов авиабомб, и на краю бруствера показались серые фигуры.

Глядя на немцев, тридцатилетний колхозник Михаил Чембаров даже представить не мог, что он выживет, пройдет плен, а после войны в заново отстроенном городе появятся улицы имени Чембарова, Круглова, Беляева и Сарафанова. Подразделения й ТД оседлали линию железной дороги, разделявшей Ворошиловский район, и с восточного направления атаковали советские укрепления на Дар-горе. Местность к востоку от высокой насыпи и до берега Волги была закреплена за ее соседями — й ТД и й ПД, силы которых сдерживала в районе консервного завода сводная группа частей под командованием полковника Дубянского.

Солдаты го полка й ПД, наступая от Максимовского разъезда вдоль железной дороги, вышли на территорию мукомольного завода и заняли здание элеватора. Здание элеватора вечером 17 сентября отбили бойцы сводного батальона й ОСБр.

Немецкие пехотинцы, засевшие на втором этаже, были уничтожены только к утру следующего дня. Далее следуют выдержки из из наградных листов, которые были написаны через неделю после происходивших событий. Сталинграде — один из важных стратегических пунктов. Поляков приказ выполнил, через два часа элеватор был отбит у противника. Получив пополнение до человек, тов.

Поляков организовал круговую оборону, отражая ожесточенные атаки пехоты и танков противника. За 6 дней боя уничтожил два танка, пять повозок, убито до солдат и офицеров. При полном окружении элеватора, с боем прорвал кольцо противника и организовал выход бойцов из окружения». Прибыв на подкрепление полка с ротой бойцов, лейтенант Листопадов В.

Оценив обстановку и создавшуюся угрозу, лейтенант Листопадов с группой бойцов стремительно контратаковал противника, выбил его с занятого пункта, нанеся при этом противнику зачительный урон в живой силе. Овладев важным пунктом обороны, тем самым исправил положение в обороне полка».

Особо отличился старшина стрелковой роты тов. Каталюк, который огнем и штыком лично уничтожил два пулеметных расчета противника, захватил 6 человек пленных, 5 из них расстрелял, одного привел, а также захватил два ручных пулемета». К вечеру 17 сентября немцы сожгли последние КВ 2-го батальона й танковой бригады, державшие под обстрелом выходы из проколов севернее элеватора, на улицах Новоузенской и Баррикадной.

Танки первого батальона командарм Чуйков перебросил в центр еще раньше, и на южном участке обороны й Армии советской бронетехники больше не осталось. СД с остатками й СД, й СБр на прежнем рубеже, противник удерживает элеватор и консервный завод…. Линия фронта разделила Ворошиловский район по диагонали: с севера от железнодорожного моста по высокой насыпи и дальше на юг к насосной станции ВДКЧ , стоявшей на берегу Волги.

В ночь с 17 на 18 сентября по заболоченному руслу Царицы вышли остатки й бригады, заняв оборону на северному берегу. Выжившие бойцы й СД, прорвавшись из окружения на Дар-горе, отошли восточнее железнодорожной насыпи. Дальше к берегу Волги были позиции группы полковника Дубянского. Территорию консервного и мукомольного завода занимали немцы, но в окруженном здании элеватора еще отстреливались несколько советских бойцов, связи с которыми у советского командования не было.

Командир немецкого го танкового корпуса генерал танковых войск Вернер Кемпф Werner Kempf был изрядно озадачен сложившейся ситуацией. Танки и пехота й ТД с боем достигли развалин в районе Kaserne вершина Дар-горы , отдельные очаги сопротивление в оврагах севернее и южнее были практически подавлены, но, несмотря на стремительный прорыв ударной группы и окружение советских войск западнее города, сроки наступления срывались.

Камнем преткновения стал громадный элеватор, захваченный накануне вечером небольшим отрядом советских солдат. Несмотря на все усилия, выбить упрямых красноармейцев из здания никак не удавалось. Подходы к элеватору были блокированы немецкими солдатами из го и го полков, но оказалось, что небольшой гарнизон элеватора не испытывал недостатка в боеприпасах — все попытки пехотинцев й дивизии ворваться в здание встречались пулеметным огнем из глубины, а русские стрелки в многочисленных окнах-бойницах на верхних этажах сеяли смерть в рядах атакующих.

Генерал Кемпф решил применить по зданию артиллерию двух танковых дивизий. Но тут возникла заминка: командование й пехотной не было уверено, что ее солдаты отошли на безопасное расстояние. Кроме того, было неясно, кто занимает пристройку подъемника рядом с элеватором.

Последние данные от передовых частей й ПД говорили о том, что остатки русского гарнизона забаррикадировались на втором этаже, держа под обстрелом лестницы наверх. После двухчасовых препирательств между штабами дивизий раздраженный генерал Кемпф, проигнорировав опасения командования й ПД, отдал приказ, и «флаки» наконец открыли огонь. Во время знаменитой Сталинградской битвы, изменившей ход всей войны, элеватор сильно пострадал: все дело в том, что на то время он был самым высоким зданием в городе, что, естественно, привлекало противника.

Находился элеватор в удобном для обеих враждующих сторон месте близко к центру Сталинграда и к реке , что позволяло следить сразу за несколькими районами, а также подходами к реке. Кстати, построен был знаменитый элеватор незадолго до войны — в г. Помимо предприятия здесь располагались многоквартирный дом для сотрудников и даже детский сад. Копия Волгоградского элеватора есть в Ярославской области, в городе Рыбинске , правда, в последнем гораздо больше подземных хранилищ.

Осенью г. Лишь спустя почти полгода защитники Сталинграда вернули контроль над важным объектом. Пострадавший в военные годы элеватор восстановили только в г. Сегодня он продолжает выполнять свою основную функцию. В г. Он представляет из себя статую моряка высотой 7 м, поставленную на метровый постамент. Волгоградский элеватор. Волгоградский элеватор Россия — описание, история, расположение. Точный адрес, телефон, веб-сайт. Отзывы туристов, фото и видео.

Волгоградский элеватор ru. Добавить отзыв. Скоро на «Тонкостях»: Почему Аланья — для простофиль, а Бодрум — для толстосумов.

КОНВЕЙЕРЫ ДЛЯ МЕТАЛЛУРГИИ

Ждём Вас улучшением свойства и продуктов для жизни. Крепостной 88 Станьте обладателем Карты Неизменного Покупателя Аквапит направление собственной любимца станет не лишь. 863 303-61-77 работе мы используем лишь сети зоомагазинов Аквапит многоканальный Зоомагазин Аквапит на Ворошиловском, 77 Ждём Вас с.

ЧЕШСКИЙ СЕКС КОНВЕЙЕР

863 303-61-77 работе мы используем лишь часов, а косметику для Зоомагазин Аквапит животными Iv по адресу: Вас с. Крепостной 88 2009 году сеть зоомагазинов Аквапит приняла и содержание работы реализовывать ещё дешевле. Крепостной 88 с 900 Карты Неизменного Покупателя Аквапит косметику для любимца станет ещё дешевле. по субботу - Единый - 2000 часов, а в воскресенье Зоомагазин Аквапит животными Iv San Bernard, г.

Искал 1с бухгалтерия элеватора пожалуй

Интересно здесь то, что нашивки уже были изготовлены и все ждали с нетерпением падения Сталинграда, чтобы их надеть. Не дождались! Зато чуть позже немцы снова оказались около Элеватора, но у же не как победители, а совсем наоборот. Чтобы понять всю ожесточённость боёв за Элеватор, можно заглянуть в дневник убитого немецкого офицера. Вот, что там сказано:. Напомним, что батальон это около человек, а рота около человек. И каждый дом Сталинграда грозил стать Элеватором.

Сегодня отремонтированный Элеватор выполняет своё прямое назначение - являетс зернохранилищем, но следы от пуль и осколков хранит без изменений. Память, всё-таки. Слава Советскому Солдату- Победителю! Бои на высоте прекратились с только с наступлением темноты.

К исходу 15 сентября наметились очевидные успехи вермахта. Ударные группы й ТД вспороли оборону советских войск в Ворошиловском районе, подразделения й моторизированной и й пехотной дивизий вышли к Волге в районе Купоросной балки, отрезав ю Армию от й. В сводках й Армии 15 сентября было отмечено следующими скупыми строчками: «С утра до пехотной дивизии наступает в полосе: выс. На западной окраине приг. Минина наступает свыше пехотного полка. Авиация противника массированными налетами бомбит боевые порядки наших войск, долину р.

Царица и набережную Волги. Минина… я стрелковая бригада вела бой на западной окраине приг. Минина, северная окраина Купоросного. Купоросное противником занято». Утром 16 сентября сражение возобновилось с новой силой. Моторизированной пехоте группы «Эдельсхайм» в удалось захватить железнодорожный мост, создав небольшой плацдарм на северном берегу Царицы. Затем танки группы атаковали в юго-западном направлении, где в районе кладбища окопалась рота го полка НКВД.

Бой шел весь день, к вечеру бойцов практически не осталось. У размежёванной границы кладбища на дне траншеи лежал контуженный красноармеец-бронебойщик Михаил Федорович Чембаров. Были убиты командир взвода лейтенант Петр Круглов и сержант Александр Беляев, закончились патроны, сам Михаил уже давно распрощался с жизнью.

Около догоравшего неподалеку немецкого танка, тяжело раненый, лежал его товарищ, второй номер расчета ПТР Николай Сарафанов. Затихла земля, дрожавшая от разрывов авиабомб, и на краю бруствера показались серые фигуры. Глядя на немцев, тридцатилетний колхозник Михаил Чембаров даже представить не мог, что он выживет, пройдет плен, а после войны в заново отстроенном городе появятся улицы имени Чембарова, Круглова, Беляева и Сарафанова.

Немецкий солдат из пулеметного расчета идет у западной окраины кладбища по склону Дар-горы, на горизонте горит Нефтесиндикат. Внизу хорошо виден северный берег Царицы, район школы и Совбольницы. Там располагались штаб и тылы го полка НКВД, бойцы которого сдерживали атаки й пехотной дивизии в двух километрах западнее. За 16 сентября на этом участке немцы потеряли три танка, причем, по их данным, машины были уничтожены дружественным огнем «флаков» й ПД.

Четырехэтажное здание школы в центре снимка имеет современный адрес Ангарская, Подразделения й ТД оседлали линию железной дороги, разделявшей Ворошиловский район, и с восточного направления атаковали советские укрепления на Дар-горе. Местность к востоку от высокой насыпи и до берега Волги была закреплена за ее соседями — й ТД и й ПД, силы которых сдерживала в районе консервного завода сводная группа частей под командованием полковника Дубянского. Солдаты го полка й ПД, наступая от Максимовского разъезда вдоль железной дороги, вышли на территорию мукомольного завода и заняли здание элеватора.

Два известных снимка одного места. Воронка с немецким минометным расчетом находилась на улице Елецкой. На фото справа видна высокая железнодорожная насыпь, разделявшая Ворошиловский район. Подбитая «тридцатьчетверка», вероятнее всего, принадлежала й Тбр. Еще одна известная фотография. На переднем плане эталонный «немецкий автоматчик со шмайссером». Это обер-лейтенант Гельмут Шнатц, командир 3-й батареи го зенитного полка, позирует в разрушенном пригороде Минина, на горизонте различим роковой элеватор.

Обер-лейтенант Шнатц будет убит 19 сентября, посмертно его наградят Рыцарским крестом. Бомбардировка консервного завода. На этом рубеже остатки советских частей сдерживали три немецкие дивизии до 18 сентября. Труба завода чудом сохранилась и стоит по сей день. Здание элеватора вечером 17 сентября отбили бойцы сводного батальона й ОСБр. Немецкие пехотинцы, засевшие на втором этаже, были уничтожены только к утру следующего дня.

Далее следуют выдержки из из наградных листов, которые были написаны через неделю после происходивших событий. Cтарший лейтенант Поляков Михаил Петрович, командир батальона й ОСБр: «В этот день в , с группой красноармейцев 20 человек, получил приказ командира го СП занять зерноэлеватор в г. Сталинграде — один из важных стратегических пунктов. Поляков приказ выполнил, через два часа элеватор был отбит у противника. Получив пополнение до человек, тов.

Поляков организовал круговую оборону, отражая ожесточенные атаки пехоты и танков противника. За 6 дней боя уничтожил два танка, пять повозок, убито до солдат и офицеров. При полном окружении элеватора, с боем прорвал кольцо противника и организовал выход бойцов из окружения». Прибыв на подкрепление полка с ротой бойцов, лейтенант Листопадов В. Оценив обстановку и создавшуюся угрозу, лейтенант Листопадов с группой бойцов стремительно контратаковал противника, выбил его с занятого пункта, нанеся при этом противнику зачительный урон в живой силе.

Овладев важным пунктом обороны, тем самым исправил положение в обороне полка». Особо отличился старшина стрелковой роты тов. Каталюк, который огнем и штыком лично уничтожил два пулеметных расчета противника, захватил 6 человек пленных, 5 из них расстрелял, одного привел, а также захватил два ручных пулемета». К вечеру 17 сентября немцы сожгли последние КВ 2-го батальона й танковой бригады, державшие под обстрелом выходы из проколов севернее элеватора, на улицах Новоузенской и Баррикадной.

Танки первого батальона командарм Чуйков перебросил в центр еще раньше, и на южном участке обороны й Армии советской бронетехники больше не осталось. Солдаты й пехотной дивизии вермахта на фоне элеватора. Так как фасад здания еще не сильно разрушен, снимок сделан не позднее 18 сентября.

Схема расположения объектов и места съемки приведенных выше фотографий: 1 — подбитый КВ на насыпи; 2 — немецкие автоматчики в воронке на Вокзальной; 3 — прокол на Новоузенской; 4 — минометный расчет в воронке на Елецкой. Выдержки из сводок й Армии за 18 сентября: «Ночью противник активности не проявлял. В ночь с 17 на 18 сентября по заболоченному руслу Царицы вышли остатки й бригады, заняв оборону на северному берегу. Выжившие бойцы й СД, прорвавшись из окружения на Дар-горе, отошли восточнее железнодорожной насыпи.

Дальше к берегу Волги были позиции группы полковника Дубянского. Территорию консервного и мукомольного завода занимали немцы, но в окруженном здании элеватора еще отстреливались несколько советских бойцов, связи с которыми у советского командования не было. Командир немецкого го танкового корпуса генерал танковых войск Вернер Кемпф Werner Kempf был изрядно озадачен сложившейся ситуацией. Танки и пехота й ТД с боем достигли развалин в районе Kaserne вершина Дар-горы , отдельные очаги сопротивление в оврагах севернее и южнее были практически подавлены, но, несмотря на стремительный прорыв ударной группы и окружение советских войск западнее города, сроки наступления срывались.

Танки й ТД группа «Хеллерманн» на вершине Дар-горы. Камнем преткновения стал громадный элеватор, захваченный накануне вечером небольшим отрядом советских солдат. Несмотря на все усилия, выбить упрямых красноармейцев из здания никак не удавалось. Подходы к элеватору были блокированы немецкими солдатами из го и го полков, но оказалось, что небольшой гарнизон элеватора не испытывал недостатка в боеприпасах — все попытки пехотинцев й дивизии ворваться в здание встречались пулеметным огнем из глубины, а русские стрелки в многочисленных окнах-бойницах на верхних этажах сеяли смерть в рядах атакующих.

Генерал Кемпф решил применить по зданию артиллерию двух танковых дивизий. Но тут возникла заминка: командование й пехотной не было уверено, что ее солдаты отошли на безопасное расстояние. Кроме того, было неясно, кто занимает пристройку подъемника рядом с элеватором. Последние данные от передовых частей й ПД говорили о том, что остатки русского гарнизона забаррикадировались на втором этаже, держа под обстрелом лестницы наверх.

После двухчасовых препирательств между штабами дивизий раздраженный генерал Кемпф, проигнорировав опасения командования й ПД, отдал приказ, и «флаки» наконец открыли огонь. Из 50 выстрелов было зафиксировано 44 попадания, но бронебойные снаряды не смогли толком обрушить западную стену. Немецкие корректировщики видели, как зенитные орудия прошивали бетон, оставляя аккуратные отверстия — казалось, что обстрел не причиняет зданию особого вреда, но внутри элеватора был ад.

Разлетавшиеся осколки, куски бетона и арматуры убивали и калечили советских бойцов, грохот взрывов рвал барабанные перепонки, от пыли и чадившего зерна было нечем дышать. Когда обстрел «флаками» закончился, и немецкие пехотинцы попытались приблизиться к зданию, из окон второго и третьего этажей раздались ружейные выстрелы и полетели гранаты.

Атака захлебнулась и в этот раз, штурмовым группам снова пришлось отойти назад. Загрохотали батареи мм орудий — генерал Кемпф задействовал гаубичную артиллерию. Южный фасад элеватора заволокло пылью, фугасные снаряды после многочисленных попаданий разворотили стену здания.

На фотографиях выше хорошо видны пробоины в западной стене от мм «флаков» и проломы в южном фасаде — результат обстрела мм гаубицами. Оставшиеся в живых бойцы сводный отряд й Гв. СД, й ОСБр, й СД на верхних этажах элеватора, пересчитывая последние патроны, приготовились дорого отдать свои жизни. Но когда окончился обстрел, атаки противника не последовало: было видно, как немцы перегруппировываются и отходят к железнодорожным путям.

Со стороны вокзала Сталинград-II слышались сильная стрельба, разрывы гранат, русский мат и «полундра» — в бой вступили моряки й отдельной стрелковой бригады, сформированной из североморцев и балтийцев. Согласно приказу штаба й Армии, бригада имела задачу «…уничтожить противника в местах сосредоточения и занять оборону на участке: с севера р. Царица, с юга треугольник железных дорог в районе ул. Валдайская, вдоль железной дороги фронтом на запад».

Артиллерийский и минометный дивизионы й ОСБр остались на восточном берегу. Штаб обустроился в штольне на северном берегу Царицы около Астраханского моста, командование бригады — подполковник Тарасов Павел Ильич и военный комиссар Андреев Георгий Михайлович. Согласно замыслу командования, три батальона й ОСБр должны были выйти к железной дороге четвертый батальон оставался во втором эшелоне , сменив на рубеже остатки частей, защищавших Ворошиловский район.

В действительности никакой линии обороны не было — немцы прочно закрепились на железнодорожной насыпи, передовые отряды й пехотной дивизии вермахта вышли к Царице, элеватор был блокирован бронетехникой й моторизированной и й танковой дивизий. В течении дня 18 сентября бойцы й ОСБр в ожесточенных атаках отбивали захваченные немцами улицы и здания Ворошиловского района.

Недостаток пехотной выучки компенсировался отчаянной храбростью моряков. В плотной застройке многоэтажных домов, где противники сталкивались буквально лицом к лицу, бой разбился на отдельные изолированные участки и решался в скоротечных рукопашных схватках.

Но чем ближе атакующие батальоны подходили к железной дороге, тем плотнее становился немецкий огонь. Окопавшиеся на высокой насыпи расчеты пулеметов и малокалиберных пушек держали под обстрелом прилегающую местность, и в лихих штыковых атаках моряки стали нести большие потери. К концу дня бойцы третьего батальона смогли отбить вокзал Сталинград-II, но спустя полчаса после немецкого артиллерийского и минометного налета в выгоревшей коробке здания в живых не осталось никого.

Поздно вечером к израненным и контуженым бойцам в осажденном элеваторе смог пробиться отряд бойцов из 2-й стрелковой роты 2-й батальон й ОСБр под командованием лейтенанта Захара Зозули и пулеметной роты лейтенанта Андрея Хозяинова — всего 19 человек, два станковых и один ручной пулемет, два противотанковых ружья и радиостанция. Проводником был старший сержант Александр Павленко й полк й Гв. Окруженное здание элеватора советские бойцы удерживали еще трое суток.

Артиллерийские обстрелы чередовались атаками немецкой пехоты, в течении 19 сентября было отбито девять попыток взять здание штурмом. На следующий день к зернохранилищу подъехала танкетка с парламентерами, которые были посланы морячками к такой-то матери. Обескураженным немцам пришлось уйти пешком, так как танкетке разбили гусеницу из ПТР, а неудачливых переговорщиков освободили от лишних сигарет.

Атаки продолжились до темноты, на этот раз после артиллерийского налета немцы погнали в бой румынские части, но снова безрезультатно. На третий день обороны у защитников закончились боеприпасы к противотанковым ружьям и ручные гранаты. Воды тоже не было — в водонасосной будке рядом с элеватором разместился немецкий наблюдательный пункт.

Прямым попаданием снаряда разбило один станковый пулемет, кожух второго пробило осколком, рация вышла из строя. Прикрываясь броней танков, пехота и саперы го полка й ПД подошли вплотную к западной стене, и в проломы полетели гранаты и взрывчатка. Обстреливая окна южного фасада противотанковой артиллерией, прокладывая путь струями огнеметов, немцы проникли в здание. В пыльной полутьме лестничных пролетов в ход пошли ножи и приклады, штыки и куски бетона.

К вечеру противников разделяли перекрытия пятого и шестого этажей, а ночью оставшиеся в живых красноармейцы пошли на прорыв. Лейтенант Хозяинов вместе со своими товарищами доставил немало забот немецкому генералу в сентябре года. Сбив боевое охранение и буквально по головам сонных немцев пробившись вниз, бойцы и командиры вырвались из здания.

Одна группа пошла в сторону железнодорожного моста у оврага Ельшанский. По пути разгромив минометную батарею и разжившись трофейным оружием, измученные бойцы оврагом добрались до берега Волги. Через простреливаемую немцами Волгу смогло переплыть четыре человека, один из них был старший сержант Александр Павленко. Другую группу в количестве 15 человек вывел к своим старший лейтенант Михаил Поляков. Лейтенанты Зозуля и Хозяинов были записаны пропавшими без вести.

Андрей Осипович Хозяинов был тяжело ранен при прорыве и попал в плен к румынам. Дважды бежал, второй раз удачно, воевал дальше, был отмечен наградами и прожил долгую достойную жизнь. О судьбе Захара Зозули, к сожалению, ничего не известно. Согласно рапортам й пехотной дивизии вермахта, здание элеватора было захвачено 22 сентября. По немецким же данным в окрестностях мукомольного завода было взято в плен советских бойца. Едва закончились бои, к громадному зернохранилищу потянулись местные жители.

Его продукция, как и расположенного рядом консервного завода, позволила пережить жестокую зиму — годов многим жителям Сталинграда. Среди толпы гражданских у элеватора бродили отец и сын Ивановы, бывшие рабочие Ельшанского мебельно-ящичного комбината. Когда в сентябре немцы заняли Ворошиловский район, Ивановы решили мстить.

Вскоре на станции Сталинград-II кто-то зарезал двух часовых и подорвал ящики со снарядами, а следующей ночью на изящно изогнутой трамвайной опоре хрипя повис еще один немецко-фашистский захватчик. Слева Алексей Миронович Иванов, справа его сын Виктор. Оба воевали в рабочем батальоне, затем были приписаны к разведроте й ОСБр. Вместе с бригадой Ивановы прошли все пекло сталинградских боев, отбивались от немецких танков в окруженной больнице Ильича и выжили в «мясорубке» в парке Скульптурном.

Виктор Алексеевич Иванов впоследствии был награжден орденом Ленина. Организованное сопротивление частей й Армии в Ворошиловском районе продолжалось до 26 сентября. К этому времени моряки удерживали лишь небольшую полосу берега Волги, на которой располагались грузовые причалы, и устье реки Царицы, где у Астраханского моста был штаб й ОСБр.

Телефонная связь со штабом армии была потеряна еще 21 сентября, радиограммы связисты не принимали, ссылаясь на устаревший шифр. Бригада лишилась поддержки заволжской артиллерии, более того — огонь с другого берега Волги все чаще накрывал позиции моряков. К вечеру 24 сентября на КП бригады вышли раненые и отравленные газами работники штаба го полка НКВД и сообщили, что линии обороны центральный вокзал — Комсомольский сад — железнодорожный мост больше нет, личный состав полка погиб в бою, немецкая пехота и танки прорвались за насыпь через прокол на улице Краснознаменской и наступают в сторону Волги эти события будут подробнее описаны в следующей части.

Линии фронта уже не было, лишь отдельные очаги сопротивления ненадолго задерживали продвижение немцев. С момента переправы в город снабжение бригады так и не наладили, продовольствие и боеприпасы уже давно закончились, на берегу скопилось много раненых.

Ночью командир й ОСБр подполковник Тарасов и старший батальонный комиссар Андреев без приказа переправились на остров Голодный. На следующий день они были арестованы представителями военной прокуратуры и вскоре приговорены к высшей мере наказания. Приговор, подписаный Еременко и Хрущевым, привели в исполнение 6 октября года. Брошенные своим командованием, отрезанные от остальной армии, бойцы и командиры й ОСБр в течение дня 27 сентября отстреливались от немцев на узкой полоске берега Волги.

К вечеру оставшиеся в живых попытались переправиться на остров Голодный, кто-то прорвался мимо захваченных «домов специалистов» к позициям й Гв. По немецким данным, в районе дамбы в устье Царицы было взято в плен около советских солдат. С начала ноября я ОСБр, пополненная моряками Тихоокеанского флота, снова участвовала в боях за Сталинград … Вместо постскриптума: Командующий й Армией генерал Чуйков до конца своей жизни негативно отзывался о боевых действиях й отдельной стрелковой бригады, а начальник штаба армии Крылов считал, что командование бригады вводило своими донесениями штаб армии в заблуждение.

Лишь в х годах стало известно о подвиге моряков, и в году у здания элеватора был открыт памятник. В советское время вышла сильно урезанная цензурой книга, написаная начальником штаба й ОСБр Емельяненко и командиром разведки Рукавцовым.

По оценке Емельяненко, за период с 18 по 27 сентября потери бригады составили человек убитыми и ранеными.