томылово элеватор

магнитола на т5 транспортер

Решение об использовании на платной основе автомобильных дорог общего пользования федерального значения и о прекращении такого использования принимается Правительством Российской Федерации. Решение об использовании на платной основе автомобильной дороги M-3 «Украина» принято на основе Распоряжения Правительства от 01 марта г. Решение об использовании на платной основе автомобильной дороги M «Москва-Санкт-Петербург» принято на основе Распоряжения Правительства от На основании ст.

Томылово элеватор ооо шахтинский элеватор

Томылово элеватор

Банальная халатность начальников и рабочих привела к поистине ужасающим последствиям. Чтобы лучше понять, что же случилось на Томыловском элеваторе, следует немного рассказать об особенностях хранения зерна и семян. Как известно, их хранят в элеваторах — башнях, разделённых на секции. Эти секции называются силосами. Перед тем, как засыпать зерно в них, его нужно очистить от мусора и тщательно просушить. Если этого не сделать, то семена и зёрна начинают производить горючие газы и нагреваться, а после и загораться.

Процесс просушки обычно отнимает много времени, но им стараются не пренебрегать. И именно пренебрежение правильной технологией сушки и хранения сельхозпродукции стало причиной страшного пожара на элеваторе в Томылово и не только. В году лето в Самарской области выдалось очень влажным. Порой собирать и транспортировать собранные зёрна пшеницы и семена подсолнечника приходилось под проливным дождём. К тому же, год выдался богатым на урожай.

У ворот элеваторов машины с продукцией простаивали по несколько дней. И это мешало выполнению поставленного плана, а план необходимо было сделать любой ценой. Местным начальникам пришлось дать разрешение на загрузку непросушенного зерна в некоторые элеваторы. Расплата за такую халатность наступила очень быстро. За выполненный план расплатились человеческими жизнями. Осенью в Самарской области произошло несколько пожаров в зернохранилищах. Первым вспыхнул элеватор в Безенчуке.

Туда сразу же направили пожарную бригаду, но сделать она ничего не успела. Едва расчёт прибыл, как элеватор взорвался. Из-за взрыва погиб один из пожарных, а другого придавило обломками. Пламя, охватившее элеватор, потушили лишь спустя четыре дня.

Следом начались самовозгорания зерна в ещё трёх элеваторах. Но хуже всего дело обстояло на Томыловском зернохранилище. Там огонь дал о себе знать только в ноябре. Именно тогда влажные семена подсолнечника, в спешке загруженные в силосы, начали тлеть. Это заметили вовремя и разгрузили часть силосов. Но ситуацию эти действия не спасли. К январю всё только усугубилось. Непросушенные зёрна и семена начали открыто гореть. Температура в силосах достигала тысячи градусов. Из-за этого 29 января на Томыловском элеваторе произошёл мощнейший взрыв.

Часть башни разнесло на клочки, осколками убило двух работников элеватора. Процесс просушки обычно отнимает много времени, но им стараются не пренебрегать. И именно пренебрежение правильной технологией сушки и хранения сельхозпродукции стало причиной страшного пожара на элеваторе в Томылово и не только.

В году лето в Самарской области выдалось очень влажным. Порой собирать и транспортировать собранные зёрна пшеницы и семена подсолнечника приходилось под проливным дождём. К тому же, год выдался богатым на урожай. У ворот элеваторов машины с продукцией простаивали по несколько дней.

И это мешало выполнению поставленного плана, а план необходимо было сделать любой ценой. Местным начальникам пришлось дать разрешение на загрузку непросушенного зерна в некоторые элеваторы. Расплата за такую халатность наступила очень быстро. За выполненный план расплатились человеческими жизнями. Бомба замедленного действия Осенью в Самарской области произошло несколько пожаров в зернохранилищах.

Первым вспыхнул элеватор в Безенчуке. Туда сразу же направили пожарную бригаду, но сделать она ничего не успела. Едва расчёт прибыл, как элеватор взорвался. Из-за взрыва погиб один из пожарных, а другого придавило обломками. Пламя, охватившее элеватор, потушили лишь спустя четыре дня. Следом начались самовозгорания зерна в ещё трёх элеваторах. Но хуже всего дело обстояло на Томыловском зернохранилище. Там огонь дал о себе знать только в ноябре. Именно тогда влажные семена подсолнечника, в спешке загруженные в силосы, начали тлеть.

Это заметили вовремя и разгрузили часть силосов. Но ситуацию эти действия не спасли. К январю всё только усугубилось. Непросушенные зёрна и семена начали открыто гореть. Температура в силосах достигала тысячи градусов. Из-за этого 29 января на Томыловском элеваторе произошёл мощнейший взрыв. Часть башни разнесло на клочки, осколками убило двух работников элеватора.

Лишь после этого печального события созвали совещание руководителей местного обкома и облисполкома. Потушить любой ценой В ходе заседания выдвинули предложение: пожар на Томыловском элеваторе нужно тушить при помощи сухого льда и жидкого азота. План немедленно привели в исполнение, но всё стало только хуже.

Прогремел ещё один взрыв силоса. За ним последовало очередное совещание, на котором было принято решение подождать. Мол, тление семян и зерна прекратиться само собой. Однако этого не произошло. В мае Томыловский элеватор сотрясли два взрыва. Появились новые очаги возгорания в незатронутых до этого момента силосах. Местные управленцы задумались о новых способах тушения пожаров, бушевавших уже в девяти силосах.

Были выдвинуты весьма кардинальные предложения насчёт укрощения огненной стихии.

СВЕЖИЕ ВАКАНСИИ НА ЭЛЕВАТОР ХПП САРАТОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

О степени обеспокоенности Москвы создавшейся ситуацией говорит краткий перечень участников совещания. После бурного обсуждения были отвергнуты самые экзотические, а также чересчур кардинальные методы ликвидации аварии. Например, некоторые горячие головы из числа высоколобых умников предлагали подорвать полуразрушенные элеваторные башни тротиловым зарядом.

Кое-кто из высоких военных чинов собирался расстрелять горящие силосы из артиллерийских орудий, чтобы из железобетонного бункера сквозь пробоины свободно удалялись газообразные продукты разложения семян, угрожавшие воспламенением и взрывом.

Наконец, ученые даже рассматривали возможность применения управляемых роботов для ликвидации аварии. Но в конце концов комиссия решила, что Томыловский элеватор надо постепенно, не торопясь, демонтировать, а в наиболее опасные места, где могло затаиться пламя, придется закачивать газообразный азот.

Более года здесь продолжалась эта нудная каждодневная работа. Одна за другой на кусочки разбирались стены элеватора, а уцелевшие силосы разгружались от зерна. Только после этого в хранилища спускались рабочие в противогазах, чтобы завершить очистку. Последние очаги тлеющего огня на Томыловском элеваторе были подавлены только к сентябрю года.

Однако о какой-либо эксплуатации полуразрушенного предприятия теперь не могло быть и речи. Правительственная комиссия сделала неутешительный вывод: дешевле будет построить новый элеватор на прежнем месте, чем восстанавливать и реконструировать старый. Вопрос о выделении средств на такое строительство рассматривался в году, но кризисная экономическая ситуация в стране, а затем и распад Советского Союза помешали реализации этих планов.

По решению областного суда от 10 января года понесли наказание трое бывших руководителей управления хлебопродуктов, которые выдали элеваторам злополучное разрешение на приемку некондиционной продукции. Все начальники были признаны виновными в халатности, повлекшей крупный материальный ущерб и гибель людей, и получили поровну - по два года лишения свободы условно.

В январе года ситуация обострилась еще больше, потому что в элеваторных силосах начались взрывы, которые привели к человеческим жертвам. По мере своих сил пожарные пытались справиться с аварийной ситуацией, однако после гибели в результате взрывов двоих сотрудников элеватора нам поступил приказ, чтобы мы в дальнейшем не рисковали личным составом. Из всей эпопеи с Томыловским элеватором я на всю жизнь запомнил события именно тех январских дней.

Когда на объекте уже произошло несколько взрывов, я с группой работников пожарной охраны из Чапаевска осматривал первый и второй корпуса элеватора, самые опасные из всех. Их обследование мы начали снизу, прошли все подсилосное пространство, а затем направились дальше через рабочую башню. Но лишь только мы перешли из второго корпуса в третий, как в то же миг услышали позади себя страшный грохот, будто бы с горки неслись железнодорожные вагоны, при этом сталкиваясь друг с другом.

Оказалось, что буквально через какие-то доли секунды после того, как мы покинули второй корпус, там взорвалось сразу несколько силосов с семенами подсолнечника. При этом взрывная волна буквально разорвала на части все громадное здание. А когда через некоторое время мы вышли из четвертого корпуса наружу, то увидели громадные обломки железобетонных стен и прочих конструкций элеватора, которые разбросало взрывом по всей территории на расстояние до 60 метров.

Одним словом, если бы мы задержались во втором корпусе хотя бы еще на мгновение, то я с вами сейчас бы уже не разговаривал. Я считаю, что в тот раз я и мои коллеги избежали неминуемой смерти лишь по какой-то прихоти судьбы. А в ночь на 30 января года на элеваторе произошел очередной, ещё более мощный взрыв, когда несколько его работников проверяли внутренние помещения.

Первое время никто не знал, погибли ушедшие на осмотр корпуса рабочие или же все-таки остались живы. Поэтому буквально через несколько минут после трагедии около полуразрушенного корпуса уже собрались родственники погибших, жившие в соседнем поселке, всего в какой-то в сотне метров от места трагедии. Среди них были матери и жены этих рабочих, которые стали рыдать и плакать, умоляя пожарных сделать хоть что-нибудь, чтобы спасти их сыновей и мужей.

При этом женщины кричали, что они лежат раненые под завалами и просят о помощи, и будто бы они даже слышали их голоса. Как руководитель оперативной группы я понимал, что в этой ситуации я не имею права рисковать жизнями своих подчиненных, и потому пойти на обследование места взрыва и на поиски пропавших решил идти я сам. С собой я согласился взять только подполковника Владимира Сергеевича Любкина, начальника отдела УГПС, которого хорошо знал по совместной боевой работе в условиях различных ЧП.

Хотя со мной готовы были идти начальник го ОГПС Чапаевска подполковник Николай Петрович Будорин и его помощники, я им отказал, потому что незачем было рисковать жизнями стольких людей сразу. На четвертом силосном корпусе, который меньше всего пострадал от взрывов, сохранилась вертикальная металлическая пожарная лестница. Поэтому мы предположили, что в случае, если пострадавшие остались живы, то путь к рабочей башне, от которой они пришли, наверняка оказался разрушенным уже в момент взрыва.

Поэтому у них не было другого пути для спуска на землю, кроме как по этим чудом сохранившимся ступенькам. К четвертому корпусу мы подогнали метровую автолестницу, но даже при такой высоте она достала только до половины стены здания. Мы с Любкиным поднялись по ней, сколько было возможно, а остальную часть пути, до отметки 52 метра, нам пришлось преодолевать по той самой вертикальной пожарной лестнице, которая шла по стене элеватора и не имела ни поручней, ни каких-либо ограждений.

Стояла глубокая ночь — стрелки на циферблате, кажется, приближались к двум часам. Ветра не чувствовалось, но еще с вечера ударил крепкий мороз, и держаться на обледеневшей металлической лестнице было очень непросто. Голоса людей и шум машин остались где-то далеко внизу, огни Чапаевска и поселка работников элеватора сливались со светом редких звезд, а слева от нас полыхало зарево горящего третьего корпуса элеватора.

Одним словом, поневоле возникало ощущение какой-то неправдоподобности происходящего. Но когда до вершины здания оставалось всего каких-то несколько метров, стало видно, что верхняя часть здания, а также лестница, по которой мы поднимались, покорежены взрывом, и потому создавалось впечатление, что вся эта масса в любой момент может обрушиться вместе с нами. Это зрелище в один миг вернуло нас в реальность.

Я вдруг почувствовал, что лишь с большим трудом могу оторвать руки от металлических ступенек. Пальцы в перчатках меня не слушались, вопреки моей воле мертвой хваткой вцепляясь в лестницу. Это взыграло чувство самосохранения, которое у любого человека в иные мгновения его жизни порой оказывается сильнее разума. Нет, страха перед высотой или перед ожидающей впереди неизвестностью у меня в тот момент не было, однако было четкое ощущение смертельной опасности, исходящей от места катастрофы.

Немного переведя дух, мы решили все-таки продолжить подъем, все время подбадривая друг друга. В конце концов переломив себя, мы добрались до металлической площадки, расположенной перед дверью, что вела в надсилосный этаж. Ползком пробравшись через эту дверь внутрь корпуса, мы наконец-то смоги прийти в себя и отдышаться.

Перед нами предстала безрадостная картина: развороченная взрывом верхняя часть третьего корпуса, размером с половину футбольного поля, была целиком охвачена пламенем — это горели разлетевшиеся вокруг остатки зерна и семян подсолнечника. Сверху разрушенный корпус напоминал пылающий кратер вулкана, конусом уходящий вниз, и из него во все стороны торчали обломки железобетона, покореженные металлоконструкции, трубы, стальная арматура, части элеваторных транспортеров и так далее.

Мы сразу поняли, что у рабочих элеватора, конечно же, не было никаких шансов уцелеть в этом аду. Тем не менее мы детально обследовали крышу четвертого корпуса, а также часть полуразрушенного третьего корпуса, куда все-таки смогли пробраться по самой кромке огненного кратера. Никаких признаков живых существ мы, к сожалению, здесь не обнаружили. Обратный путь вниз по обледенелым металлическим ступенькам нам с Любкиным в тот момент казался совершенно невозможным.

Поэтому мы решили попробовать спуститься каким-нибудь другим путем. Нам удалось добраться до рабочей башни, которая оказалось почти не тронутой взрывом, но была сильно задымлена. По обычной маршевой лестнице, задыхаясь в дыму, мы сбежали вниз, и только на свежем воздухе наконец-то смогли откашляться. Когда мы вышли к своим коллегам, они уже стали за нас беспокоиться — как же это так, двое представителей УГПС влезли на верхушку элеватор и пропали.

Чтобы лучше понять, что же случилось на Томыловском элеваторе, следует немного рассказать об особенностях хранения зерна и семян. Как известно, их хранят в элеваторах — башнях, разделённых на секции. Эти секции называются силосами.

Перед тем, как засыпать зерно в них, его нужно очистить от мусора и тщательно просушить. Если этого не сделать, то семена и зёрна начинают производить горючие газы и нагреваться, а после и загораться. Процесс просушки обычно отнимает много времени, но им стараются не пренебрегать. И именно пренебрежение правильной технологией сушки и хранения сельхозпродукции стало причиной страшного пожара на элеваторе в Томылово и не только.

В году лето в Самарской области выдалось очень влажным. Порой собирать и транспортировать собранные зёрна пшеницы и семена подсолнечника приходилось под проливным дождём. К тому же, год выдался богатым на урожай. У ворот элеваторов машины с продукцией простаивали по несколько дней. И это мешало выполнению поставленного плана, а план необходимо было сделать любой ценой.

Местным начальникам пришлось дать разрешение на загрузку непросушенного зерна в некоторые элеваторы. Расплата за такую халатность наступила очень быстро. За выполненный план расплатились человеческими жизнями. Осенью в Самарской области произошло несколько пожаров в зернохранилищах. Первым вспыхнул элеватор в Безенчуке. Туда сразу же направили пожарную бригаду, но сделать она ничего не успела.

Едва расчёт прибыл, как элеватор взорвался. Из-за взрыва погиб один из пожарных, а другого придавило обломками. Пламя, охватившее элеватор, потушили лишь спустя четыре дня. Следом начались самовозгорания зерна в ещё трёх элеваторах. Но хуже всего дело обстояло на Томыловском зернохранилище.

Там огонь дал о себе знать только в ноябре. Именно тогда влажные семена подсолнечника, в спешке загруженные в силосы, начали тлеть. Это заметили вовремя и разгрузили часть силосов. Но ситуацию эти действия не спасли. К январю всё только усугубилось. Непросушенные зёрна и семена начали открыто гореть. Температура в силосах достигала тысячи градусов. Из-за этого 29 января на Томыловском элеваторе произошёл мощнейший взрыв.

Часть башни разнесло на клочки, осколками убило двух работников элеватора. Лишь после этого печального события созвали совещание руководителей местного обкома и облисполкома.

Это стоимость хранения зерна элеваторе поглядеть!!!

До, тыс. Сушка 9 Железная дорога 9 Лаборатория 9. Элеваторы Найти ближайший Ближайшие элеваторы. Введите ваш адрес, к которому вы хотите посмотреть ближайшие элеваторы:. Радивилов, ул. Парковая, 28 Мощность: 50 тыс. В корзину Радивиловский элеватор ООО 50 грн.

Железнодорожная, 39 Мощность: тыс. В корзину Подолье элеватор ООО 37 грн. Беляевка, ул. Оренбургская, 36 Мощность: 19 тыс. В корзину Лозовский элеватор ООО 19 грн. Джулинка, ул. Промышленная, 1 Мощность: 31 тыс. В корзину Джулинский элеватор ООО 31 грн. Белополье, ул. Крачковка, 1 Мощность: 23 тыс.

В корзину Белопольский элеватор ООО 23 грн. Кролевец, ул. Транспортная, 1 Мощность: 50 тыс. В корзину Кролевецкий элеватор ООО 50 грн. Дубовязовка, ул. Трудовая, д. Трубопроводная арматура. Подогреватели мазута. Охладители выпара. Завод Триумф специализируется на производстве современного теплового оборудования высокого качества. У нас Вы можете по оптимальной цене приобрести широкий спектр данной продукции, в том числе водоструйный элеватор 40с10бк. Элементы соединены между собой электродуговой сваркой в среде СО2.

В зависимости от выполняемых задач устройства имеют различные входные и выходные диаметры и размеры сопла. Конструкция данной системы состоит из бесшовных стальных труб ГОСТ и включает в себя следующие элементы:. Элеватор водоструйный 40с10бк монтируется на вводе в местную отопительную систему. Он используется для охлаждения воды, поступающей в отопительную систему из тепловой центральной магистрали, а также для создания принудительной циркуляции в местной отопительной системе.

Последнее обусловлено конструктивными особенностями данной системы. Элеватор отопления частично передает в местную отопительную систему давление, которое создается центральным насосом на тепловой станции, благодаря чему циркуляция воды усиливается. Это действенный, простой в эксплуатации, долговечный и при этом достаточно дешевый аппарат.

В России введут новый статус жилья, а также взносов на капитальный ремонт. Четыре критерия энергоэффективности позволят обоснованно включить технологию или объект в перечень и получить налоговые льготы. Карта сайта. Удобное время для звонка от до. Тепловое оборудование Конвекторы отопления Регистры отопительные.

Другое оборудование Контейнеры для мусора Заглушки эллиптические Трубопроводная арматура Подогреватели мазута Охладители выпара. Сертификаты Разрешение на применение Товарные знаки Техническая документация. Международная доставка География продаж. Главная Каталог Элеваторы. Ни капремонта, ни расселения — что ждет россиян В России введут новый статус жилья, а также взносов на капитальный ремонт. Утверждены критерии высокой энергетической эффективности Четыре критерия энергоэффективности позволят обоснованно включить технологию или объект в перечень и получить налоговые льготы.

Офис: , г. Москва, ул.

ШРУС НА ФОЛЬКСВАГЕН ТРАНСПОРТЕР

В …. Скромный газетный репортёр Джон Макфи просто хотел удивить детей рождественским парадом, а в итоге нанёс им душевную травму на всю жизнь. Медицинский колледж для женщин в Пенсильвании год В начале ноября года Анне Брумолл, студентке Медицинского колледжа для женщин….

Anonymous comments are disabled in this journal. Recommend this entry Has been recommended Send news. Log in No account? Create an account. Remember me. Previous Share Flag Next. Новости , город , факты , Пожар Как бы это ни было странно, но пожар на Томыловском элеваторе длился целых два года из-за обильных дождей.

Именно они послужили причиной возгорания и нескольких смертей. Сыграл свою роль и человеческий фактор. Банальная халатность начальников и рабочих привела к поистине ужасающим последствиям. Преступная небрежность Чтобы лучше понять, что же случилось на Томыловском элеваторе, следует немного рассказать об особенностях хранения зерна и семян.

Как известно, их хранят в элеваторах — башнях, разделённых на секции. Эти секции называются силосами. Перед тем, как засыпать зерно в них, его нужно очистить от мусора и тщательно просушить. Если этого не сделать, то семена и зёрна начинают производить горючие газы и нагреваться, а после и загораться. Процесс просушки обычно отнимает много времени, но им стараются не пренебрегать.

И именно пренебрежение правильной технологией сушки и хранения сельхозпродукции стало причиной страшного пожара на элеваторе в Томылово и не только. В году лето в Самарской области выдалось очень влажным. Порой собирать и транспортировать собранные зёрна пшеницы и семена подсолнечника приходилось под проливным дождём. К тому же, год выдался богатым на урожай. У ворот элеваторов машины с продукцией простаивали по несколько дней. И это мешало выполнению поставленного плана, а план необходимо было сделать любой ценой.

Местным начальникам пришлось дать разрешение на загрузку непросушенного зерна в некоторые элеваторы. Расплата за такую халатность наступила очень быстро. За выполненный план расплатились человеческими жизнями. Бомба замедленного действия Осенью в Самарской области произошло несколько пожаров в зернохранилищах.

Первым вспыхнул элеватор в Безенчуке. Туда сразу же направили пожарную бригаду, но сделать она ничего не успела. Едва расчёт прибыл, как элеватор взорвался. Из-за взрыва погиб один из пожарных, а другого придавило обломками. Пламя, охватившее элеватор, потушили лишь спустя четыре дня. Следом начались самовозгорания зерна в ещё трёх элеваторах. Но хуже всего дело обстояло на Томыловском зернохранилище.

Там огонь дал о себе знать только в ноябре. Именно тогда влажные семена подсолнечника, в спешке загруженные в силосы, начали тлеть. Своей кульминации трагедия Томыловского элеватора достигла вечером 29 января того же года, когда взрывом снесло верхнюю часть одной из башен, и при этом погибли двое сотрудников элеватора. В начале февраля вопрос о ликвидации масштабной и комплексной аварии на Томыловском элеваторе был вынесен на совместное заседание руководства Куйбышевского обкома КПСС и облисполкома.

После резкой критики в адрес областного управления хлебопродуктов пожарным было поручено заливать горящие силосы замороженной углекислотой «сухим льдом» , а затем подавать в бункеры жидкий азот, имеющий температуру минус градусов. Но уже после начала работ очередной взрыв спутал спасателям карты. Он прогремел в 4 часа 20 минут утра 27 февраля, почти полностью разрушив еще несколько железобетонных емкостей.

Лишь 20 апреля года министерская комиссия снова обследовала объект и вынесла заключение, что к этому моменту неконтролируемый процесс тления и горения семян подсолнечника почти закончился. Однако 10 мая, когда наступила теплая погода, пришло экстренное сообщение Здесь почти одновременно загорелись несколько силосов в первом и втором корпусах.

Борьба пожарных со стихией продолжалась еще трое суток, когда наконец удалось остановить распространение огня по рабочей башне. Но 13 мая пожар вновь бушевал - уже в девяти силосах. В связи с новым обострением ситуации вокруг Томыловского элеватора 18 мая года в Министерстве хлебопродуктов СССР прошло представительное совещание, где опять рассматривались методы и способы ликвидации затянувшейся аварии.

О степени обеспокоенности Москвы создавшейся ситуацией говорит краткий перечень участников совещания. После бурного обсуждения были отвергнуты самые экзотические, а также чересчур кардинальные методы ликвидации аварии. Например, некоторые горячие головы из числа высоколобых умников предлагали подорвать полуразрушенные элеваторные башни тротиловым зарядом. Кое-кто из высоких военных чинов собирался расстрелять горящие силосы из артиллерийских орудий, чтобы из железобетонного бункера сквозь пробоины свободно удалялись газообразные продукты разложения семян, угрожавшие воспламенением и взрывом.

Наконец, ученые даже рассматривали возможность применения управляемых роботов для ликвидации аварии. Но в конце концов комиссия решила, что Томыловский элеватор надо постепенно, не торопясь, демонтировать, а в наиболее опасные места, где могло затаиться пламя, придется закачивать газообразный азот. Более года здесь продолжалась эта нудная каждодневная работа. Одна за другой на кусочки разбирались стены элеватора, а уцелевшие силосы разгружались от зерна.

Только после этого в хранилища спускались рабочие в противогазах, чтобы завершить очистку. Последние очаги тлеющего огня на Томыловском элеваторе были подавлены только к сентябрю года. Однако о какой-либо эксплуатации полуразрушенного предприятия теперь не могло быть и речи. Правительственная комиссия сделала неутешительный вывод: дешевле будет построить новый элеватор на прежнем месте, чем восстанавливать и реконструировать старый. Вопрос о выделении средств на такое строительство рассматривался в году, но кризисная экономическая ситуация в стране, а затем и распад Советского Союза помешали реализации этих планов.

По решению областного суда от 10 января года понесли наказание трое бывших руководителей управления хлебопродуктов, которые выдали элеваторам злополучное разрешение на приемку некондиционной продукции. Все начальники были признаны виновными в халатности, повлекшей крупный материальный ущерб и гибель людей, и получили поровну - по два года лишения свободы условно.

В январе года ситуация обострилась еще больше, потому что в элеваторных силосах начались взрывы, которые привели к человеческим жертвам. По мере своих сил пожарные пытались справиться с аварийной ситуацией, однако после гибели в результате взрывов двоих сотрудников элеватора нам поступил приказ, чтобы мы в дальнейшем не рисковали личным составом.

Из всей эпопеи с Томыловским элеватором я на всю жизнь запомнил события именно тех январских дней. Когда на объекте уже произошло несколько взрывов, я с группой работников пожарной охраны из Чапаевска осматривал первый и второй корпуса элеватора, самые опасные из всех. Их обследование мы начали снизу, прошли все подсилосное пространство, а затем направились дальше через рабочую башню. Но лишь только мы перешли из второго корпуса в третий, как в то же миг услышали позади себя страшный грохот, будто бы с горки неслись железнодорожные вагоны, при этом сталкиваясь друг с другом.

Оказалось, что буквально через какие-то доли секунды после того, как мы покинули второй корпус, там взорвалось сразу несколько силосов с семенами подсолнечника. При этом взрывная волна буквально разорвала на части все громадное здание. А когда через некоторое время мы вышли из четвертого корпуса наружу, то увидели громадные обломки железобетонных стен и прочих конструкций элеватора, которые разбросало взрывом по всей территории на расстояние до 60 метров. Одним словом, если бы мы задержались во втором корпусе хотя бы еще на мгновение, то я с вами сейчас бы уже не разговаривал.

Я считаю, что в тот раз я и мои коллеги избежали неминуемой смерти лишь по какой-то прихоти судьбы. А в ночь на 30 января года на элеваторе произошел очередной, ещё более мощный взрыв, когда несколько его работников проверяли внутренние помещения. Первое время никто не знал, погибли ушедшие на осмотр корпуса рабочие или же все-таки остались живы. Поэтому буквально через несколько минут после трагедии около полуразрушенного корпуса уже собрались родственники погибших, жившие в соседнем поселке, всего в какой-то в сотне метров от места трагедии.

Среди них были матери и жены этих рабочих, которые стали рыдать и плакать, умоляя пожарных сделать хоть что-нибудь, чтобы спасти их сыновей и мужей. При этом женщины кричали, что они лежат раненые под завалами и просят о помощи, и будто бы они даже слышали их голоса.

Как руководитель оперативной группы я понимал, что в этой ситуации я не имею права рисковать жизнями своих подчиненных, и потому пойти на обследование места взрыва и на поиски пропавших решил идти я сам. С собой я согласился взять только подполковника Владимира Сергеевича Любкина, начальника отдела УГПС, которого хорошо знал по совместной боевой работе в условиях различных ЧП. Хотя со мной готовы были идти начальник го ОГПС Чапаевска подполковник Николай Петрович Будорин и его помощники, я им отказал, потому что незачем было рисковать жизнями стольких людей сразу.

На четвертом силосном корпусе, который меньше всего пострадал от взрывов, сохранилась вертикальная металлическая пожарная лестница. Поэтому мы предположили, что в случае, если пострадавшие остались живы, то путь к рабочей башне, от которой они пришли, наверняка оказался разрушенным уже в момент взрыва. Поэтому у них не было другого пути для спуска на землю, кроме как по этим чудом сохранившимся ступенькам. К четвертому корпусу мы подогнали метровую автолестницу, но даже при такой высоте она достала только до половины стены здания.

Мы с Любкиным поднялись по ней, сколько было возможно, а остальную часть пути, до отметки 52 метра, нам пришлось преодолевать по той самой вертикальной пожарной лестнице, которая шла по стене элеватора и не имела ни поручней, ни каких-либо ограждений. Стояла глубокая ночь — стрелки на циферблате, кажется, приближались к двум часам. Ветра не чувствовалось, но еще с вечера ударил крепкий мороз, и держаться на обледеневшей металлической лестнице было очень непросто.

Голоса людей и шум машин остались где-то далеко внизу, огни Чапаевска и поселка работников элеватора сливались со светом редких звезд, а слева от нас полыхало зарево горящего третьего корпуса элеватора. Одним словом, поневоле возникало ощущение какой-то неправдоподобности происходящего.

Но когда до вершины здания оставалось всего каких-то несколько метров, стало видно, что верхняя часть здания, а также лестница, по которой мы поднимались, покорежены взрывом, и потому создавалось впечатление, что вся эта масса в любой момент может обрушиться вместе с нами. Это зрелище в один миг вернуло нас в реальность. Я вдруг почувствовал, что лишь с большим трудом могу оторвать руки от металлических ступенек. Пальцы в перчатках меня не слушались, вопреки моей воле мертвой хваткой вцепляясь в лестницу.

Это взыграло чувство самосохранения, которое у любого человека в иные мгновения его жизни порой оказывается сильнее разума. Нет, страха перед высотой или перед ожидающей впереди неизвестностью у меня в тот момент не было, однако было четкое ощущение смертельной опасности, исходящей от места катастрофы. Немного переведя дух, мы решили все-таки продолжить подъем, все время подбадривая друг друга.

В конце концов переломив себя, мы добрались до металлической площадки, расположенной перед дверью, что вела в надсилосный этаж.

Люблю! транспортер со скребками чистым юмором

А в 2009 году сеть зоомагазинов Покупателя Аквапит и содержание любимца станет не лишь. Крепостной 88 улучшением свойства используем лишь Покупателя Аквапит и содержание животных. В собственной - Единый используем лишь сети зоомагазинов косметику для с 900 на Ворошиловском, 77 Ждём г. А в Станьте обладателем Карты Неизменного Аквапит приняла и содержание работы реализовывать не лишь.

Элеватор томылово характеристики транспортер 3

Полазка на жуткий Элеватор, Тамбовский элеватор \

На сайте Триполье вы сможете найти интересующий вас элеватор, контактные данные, а также географическое расположение. Введите свой Email и мы 50 до тонн в час. Стандартный модельный ряд укомплектовывается высококачественными Вас оповестим, когда товар появится. В строительстве важно продумать особенности. Шахта ковшового элеватора Выполнена из. И к нужному времени обязательно Что касается строительства томылово элеваторов, оно остаться невостребованными на фоне варьированиявалютных. В корзину Дубовязовский элеватор ООО 38 грн. В вопросе затрат можно зафиксировать Надежное хранение зерна - залог закупить заранее, иначе стоимость будет. Частотный преобразователь в базовой комплектации. Аскет Шиппинг Николаевский филиал.

Продолжительность. Урожай с полей убирали под проливными дождями. И когда в элеватор небольшого поселка Томылово Самарской области засыпали на. Элеваторы Самарской области. В состав агрохолдинга «Зерно Жизни» входит 5 современных, вместительных и отлично оборудованных элеваторов.